Опричнина и ее последствия

Среди историков нет единства в определении причин и сущности опричнины. Еще в XIX в. исследователи, обращаясь к эпохе террора, пытались постичь смысл происходивших событий. При этом ими было выдвинуто несколько концепций. В соответствии с первой из них (Карамзин, Костомаров), опричнина выводилась исключительно из личных качеств царя Ивана Грозного, наделенного «в высшей степени нервным темпераментом» и многочисленными пороками.



Вторая концепция, разделявшаяся представителями государственной школы в русской историографии (К. Д. Кавелин, С. М. Соловьев, К. Н. Бестужев – Рюмин), рассматривала опричнину как проявление борьбы сторонников государственности против сил, враждебных государству, т.е. против знати – боярства, удельных князей.

Признавая опричнину «страшною кровавою драмою», историки – государственники считали ее в то же время «важным шагом к развитию понятия о государстве». По их мнению, Иван Грозный – трагический борец за русскую государственность, непонятый невежественным и своекорыстным боярством. Сопротивление косной боярской среды превратило его в тирана. Жестокими казнями Иван Грозный мстил боярству за непонимание его великих замыслов.

Следующую концепцию обосновал В.О. Ключевский, который в отличие от представителей государственной школы рассматривал боярство как одну из сил, созидавших Российское государство, а не боровшихся за возвращение порядков удельной старины. Этот историк выводил опричнину из политических противоречий русской жизни XVI в. По его мнению, одним из них было наличие двух правящих сил – абсолютной монархии и аристократического правящего аппарата или персонала. Не будучи в состоянии обойтись друг без друга, «они попытались разделиться – жить рядом, но не вместе. Таким выходом из затруднения и была опричнина». В связи с этим В. О. Ключевский лишал деятельность Ивана Грозного великих целей. Определив опричнину как «пародию удела», он считал главным ее назначением обеспечение личной безопасности царя.

Своего рода итогом в изучении опричнины в XIX в. явилась концепция С.Ф. Платонова. Этот историк, как и представители государственной школы, рассматривал потомков удельных князей – бояр в качестве могущественных феодалов и владетельных государей с интересами, враждебными единому государству и интересам основной массы землевладельцев.

Однако С.Ф. Платонов, в отличие от них, придавал опричнине не политическую, а экономическую направленность. В связи с этим опричнину он рассматривал в качестве орудия борьбы с землевладением удельных княжат – бояр. В этой борьбе Иван Грозный опирался на самых худородных дворян, раздавая им за верную службу земли опальных вотчинников.

В советской исторической литературе основное внимание уделялось социально-экономической сущности опричной политики. При этом долгое время популярной среди исследователей была концепция С. Ф. Платонова. Советским историкам, пытавшимся анализировать отечественную историю с марксистских позиций, импонировала его идея о борьбе царя Ивана с княжеско-боярским землевладением – она, казалось, подводила социально-экономическую базу под политическую историю России того времени.

Иван IV

В дальнейшем более детальное изучение исторических источников вынудило исследователей пересмотреть вопрос о социальной направленности земельной политики в годы опричнины и привело их к отказу от тезиса от антибоярской направленности политики Ивана Грозного. Исследования С.Б. Веселовского, С.М. Каштанова, А.А. Зимина, В.В. Кобрина показали, что переселения феодалов из уездов, взятых в опричнину, затронули не столько княжеско-боярскую знать, сколько массу рядовых вотчинников и помещиков.

Современные историки проявляют согласие в общей оценке опричнины: она была опорой царского режима, она располагала властью, которой ранее не обладало ни одно московское правительство, она решительно укрепила аппарат самодержавия. Вместе с тем они по-разному характеризуют социально-экономический и политический смысл опричнины.

В частности, Д. Н. Альшиц полагает, что опричнина была не случайным и кратковременным эпизодом, а необходимым этапом становления самодержавия, начальной формой аппарата его власти. Именно с этого времени начался исторический путь царизма.

По своей сути опричнина представляла собой борьбу между аристократией и дворянством, причем не за или против централизации, а за то, какой быть этой централизации, за то, кто и как будет управлять централизованным государством, интересы какой социальной группы класса феодалов оно будет преимущественно выражать. Вопреки общепринятой точке зрения, Д. Н. Альшиц считает, что опричнина не привела к разделению государства, а создала лишь «верхний этаж» власти, благодаря чему прежние исторически сложившиеся институты (Боярская дума и др.) были все разом подчинены власти самодержца.

В отличие от Д.Н. Альшица историк В.Б. Кобрин считает мифом борьбу боярства и дворянства в XVI в. Он отмечает, что у царя и его окружения были различные концепции централизации страны. Попытка реализации одной из них связана с реформами Избранной рады, а второй – с учреждением опричнины. Что касается преобразований 50-х гг. XVI в., то они, способствуя дальнейшей государственной централизации, создавали условия для изменения самой сущности самодержавной монархии и способствовали формированию элементов гражданского общества.

Однако такая направленность преобразований не устраивала Ивана Грозного. У него была своя концепция централизации. Ее главной целью было укрепление личной власти Ивана Грозного. По мнению В.Б. Кобрина, опричная политика представляла собой пример реализации контрреформаторской альтернативы.

Согласно точке зрения известного исследователя Р. Г. Скрынникова, опричнина не была подчинена единой цели. Она началась с борьбы против прежней сословно-административной элиты – княжат, бояр. Затем опричнина переросла в конфликт между государственной властью и господствующим сословием в целом.

Посредством опричнины Иван Грозный расколол дворянское сословие надвое и натравил одну половину на другую. В результате он утвердил свою неограниченную власть. Таким образом, Р.Г. Скрынников, как и Д. Н. Альшиц, относит начало самодержавия к годам опричнины.

Рассмотрев различные точки зрения исследователей на причины и сущность опричнины, вкратце охарактеризуем события, происходившие в период ее проведения. Введению опричнины предшествовал отъезд из Москвы в декабре 1564 г. Ивана Грозного вместе с царским двором в Александровскую слободу. Оттуда в начале 1565 г. царь прислал в столицу два послания.

В первом, адресованном духовенству и Боярской думе, Иван Грозный сообщал о своем отказе от власти из-за измены бояр и просил выделить ему особый удел – опричнину. В другом послании, обращенном к посадскому люду Москвы, царь сообщал о принятом решении и добавлял, что к горожанам у него претензий не имеется. Под давлением посадских людей московские бояре обратились к царю с просьбой вернуться на трон. Царь согласился, оговорив себе право неограниченной самодержавной власти и учреждение опричнины.

Государство было поделено на две части: опричнину, т.е. государев удел, и земщину, управлявшуюся Боярской думой и приказами. В опричнину Иван IY включил наиболее важные в стратегическом отношении и экономически развитые земли. Сюда вошли торговые города вдоль судоходных речных путей, основные центры солеварения и форпосты на западных и юго-западных границах. С территории опричнины выселялись бояре, а на их земли поселялись дворяне, входившие в опричное войско. Первоначально численность его была определена в тысячу человек.

Содержание опричного войска возлагалось на земщину. В опричнине параллельно с земщиной сложилась собственная система органов управления: государев двор и дворцовые приказы. Опричники носили черную одежду. К их седлам были приторочены собачьи головы и метлы, которые символизировали собачью преданность опричников царю и готовность вымести измену из страны.

Опричнина сопровождалась опалами и казнями заподозренных в измене представителей знати. Был отравлен вместе с женой и дочерью двоюродный брат царя, князь Владимир Старицкий, претендовавший на трон. Московского митрополита Филиппа, осудившего опричный террор, задушили по приказанию царя. В годы опричнины особенно жестокому разгрому подверглись центр и северо-запад русских земель.

В декабре 1569 г. Иван Грозный совершил поход на Новгород, жители которого хотели якобы перейти под власть Литвы. По пути подверглись разгрому Клин, Тверь, Торжок. В самом Новгороде шесть недель продолжался погром, в ходе которого были разграблены многие дома и церкви, погибли тысячи жителей. После новгородского погрома начались казни и самих опричников. Погибли отец и сын Басмановы, М. Черкасский, князь А. Вяземский.

Традиционно отмену опричнины принято связывать с обстоятельствами, связанными с походами Девлет-Гирея на Москву. В 1571 г. опричное войско не смогло отразить набег крымского хана на столицу, в результате которого последнему удалось сжечь весь московский посад. Это событие продемонстрировало неспособность опричного войска сражаться с внешними врагами.

В следующем, 1572 году при попытке снова повторить набег на Москву Детлет-Гирей был разбит объединенными к тому времени в одно войско земскими ратниками и опричниками. Победа эта показала, как опасно разделять страну и войска на две части. Уже осенью того же 1572 г. опричнина была отменена.

Следует отметить, что, в отличие от общепринятого подхода, С. М. Соловьев, С. Ф. Платонов, П. А. Садиков, Д.Н. Альшиц рассматривали опричнину в хронологических рамках 1564 – 1584 гг., полагая, что она фактически продолжалась до самой смерти Ивана Грозного.

Каковы итоги опричного правления? В литературе принято подчеркивать, что за годы опричнины страна значительно продвинулась вперед по пути централизации. Во-первых, в целом ослабло влияние титулованного московского боярства.

Во-вторых, со смертью В. Старицкого исчезло последнее удельное княжество. В-третьих, с низложением митрополита Филиппа Колычева были нарушены прежние отношения государства и церкви. Наконец, в-четвертых, с разгромом Новгорода окончательно подрывалась общественная самодеятельность «третьего сословия». Ни у кого из исследователей не вызывает сомнения тот факт, что форсированная государственная централизация периода опричнины подхлестнула процесс утверждения «подданства в холопской форме». Влияние опричной политики этим не исчерпывалось.

Опричнина придала новые импульсы закрепостительному процессу, имела антикрестьянскую направленность. Опричнина помогла многим служилым людям обзавестись землей и крестьянами, причем в тех местностях, где не только не преобладало крупное боярское землевладение, но где вообще феодально-крепостнические отношения отличались сравнительной незрелостью.

После опричнины страна была охвачена экономическим кризисом: значительная земельная площадь не обрабатывалась, «тяглое население», спасаясь от бремени все новых государственных повинностей, голода и болезней, особенно в конце 60-х – начале 70-х гг. XVI в., попросту разбегалось. Одновременно с этим вследствие роста военных расходов и численности дворянского сословия, измельчания земельной собственности усиливалась феодальная эксплуатация.

Помещики проявляли все большую нетерпимость к сохраняющемуся праву крестьян перехода – пусть и с уплатой «пожилого», и только один раз в году. Они все решительнее требовали ввести крепостническое законодательство.

Поделиться с друзьями:





Дистанционное обучение по разным предметам