Научные революции и смена типов рациональности

Готовые работы студентам

Научные революции — это те этапы развития науки, когда происходит смена исследовательских стратегий, задаваемых ее основаниями.

Основания науки включают несколько компонентов:

Главные среди них:

  • идеалы и методы исследования (представления о целях научной деятельности и способах их достижения);
  • научная картина мира (целостная система представлений о мире, его общих свойствах и закономерностях, формирующаяся на основе научных понятий и законов);
  • философские идеи и принципы, обосновывающиецели, методы, нормы и идеалы научного исследования.

Например, в классической науке XVII-XVIII вв. идеалом было получение абсолютно истинных знаний о природе; метод познания сводился к поиску механических причин, детерминирующих наблюдаемые явления; научная картина мира носила механический характер, так как любое знание о природе и человеке редуцировалось к фундаментальным законам механики; классическая наука находила свое обоснование в идеях и принципах материалистической философии, которая рассматривала познание как отражение в разуме познающего субъекта свойств объектов, существующих вне и независимо от субъекта.

Как и почему происходят научные революции?

Один из первых разработчиков этой проблемы, американский философ Т.Кун делил этапы развития науки на периоды «нормальной науки» и научной революции.

В период «нормальной науки» подавляющее число представителей научного сообщества принимает определенные модели научной деятельности или парадигмы, в терминологии Куна (парадигма: греч. paradeigma — пример, образец), и в их рамках решает все научные «задачи-головоломки».

В содержание парадигм входят совокупность теорий, методологических норм, ценностных стандартов, мировоззренческих установок.

Период «нормальной науки» заканчивается, когда появляются проблемы и задачи, не разрешимые в рамках существующей парадигмы.

Тогда она «взрывается», и ей на смену приходит новая парадигма.

Так происходит революция в науке.

Четыре научные революции

Можно выделить четыре научные революции.

1 Первая научная революция — революция XVII в., ознаменовавшая собой становление классической науки.

2 Вторая научная революция — произошла в конце XVIII — первой половине XIX вв. и ее результатом был переход от классической науки, ориентированной в основном на изучение механических и физических явлений, к дисциплинарно организованной науке.

Появление таких наук, как биология, химия, геология и др., способствует тому, что механическая картина мира перестает быть общенаучной и общемировоззренческой.

Биология и геология вносят в картину мира идею развития, которой не было в механической картине мира.

Специфика объектов, изучаемых в биологии, геологии не могла быть выражена с помощью методов исследования классической науки: нужны были новые идеалы объяснения, учитывающие идею развития.

Происходят изменения и в философских основаниях науки.

Центральные проблемы философии в этот период: вопросы дифференциации и интеграции научного знания, полученного в разных научных дисциплинах, соотношения различных методов научного исследования, классификация наук и поиск ее критериев.

3 Третья научная революция — охватывает период с конца XIX до середины XX в.

Революционные преобразования произошли сразу во многих науках: в физике были разработаны релятивистская и квантовая теории, в биологии — генетика, в химии — квантовая химия и т.д.

Возникают новые отрасли научного знания — кибернетика и теория систем.

В результате сформировалось новое, неклассическое, естествознание, основания которого радикально отличались от оснований классической науки.

Идеалы и нормы неклассической науки базировались на отрицании разумно-логического содержания онтологии, способности разума строить единственно верную идеальную модель реальности, позволяющую получать единственно истинную теорию.

Допускалась возможность признавать истинность сразу нескольких теорий.

Изменяется идеал объяснения и описания.

Если в классической науке объяснению приписывалась способность давать характеристику объекта, как он «сам по себе», то в неклассической науке в качестве необходимого условия объективности объяснения и описания выдвигалось требование учитывать и фиксировать факт взаимодействия объекта с приборами, с помощью которых он исследовался.

Наука признала, что мышлению объект не дан в его «природно-девственном», первозданном состоянии: оно изучает не объект как он есть «сам по себе», а как явилось в наблюдении его взаимодействие с прибором.

Возникла соответствующая неклассическому естествознанию картина мира, в которой появилось представление о природе как сложном динамическом и иерархизированном единстве саморегулирующихся систем.

Изменились и философские основания науки.

Философия ввела в систему обоснований науки идею исторической изменчивости научного знания, признала относительность истины, разработала представление об активности субъекта познания.

Так, в философии Канта активность субъекта сводилась к его способности самому конституировать мир явлений, т.е. мир объектов научного знания.

Очевидно, что ни о каком познании объекта как он «есть на самом деле», не могло быть и речи.

Существенные изменения претерпели многие философские категории, с помощью которых философия решала проблемы научного познания.

Это относится к категориям часть, целое, причина, случайность, необходимость и т.д.

Изменение их содержания обусловливалось обнаружением в науке того факта, что сложные системы не подчиняются, например, классическому принципу, согласно которому целое есть сумма его частей, целое всегда больше его части.

Стало ясно, что целое и часть находятся в более сложных взаимоотношениях в сложных системах.

Большое внимание стало уделяться категории случайность, ибо наука открыла огромную роль случайности в становлении законов необходимости.

4 Четвертая научная революция — началась в последней трети XX вв. и сопровождалась появлением постнеклассической науки.

Объектами исследования на этом этапе развития науки становятся сложные системные образования, которые характеризуются уже не только саморегуляцией (с такими объектами имела дело и неклассическая наука), но и саморазвитием.

Научное исследование таких систем требует принципиально новых стратегий, которые частично разработаны в синергетике.

Было выявлено, что материя в ее форме неорганической природы способна при определенных условиях к самоорганизации.

Синергетика впервые открыла механизм возникновения порядка из хаоса, беспорядка.

Это открытие было революционным, ибо прежде наука признавала эволюцию только в сторону увеличения энтропии системы, т.е. увеличения беспорядка, дезорганизации, хаоса.

Синергетика обнаружила, что система в своем развитии проходит через точки бифуркации (состояния неустойчивости) и в эти моменты она имеет веерный набор возможностей выбора направления дальнейшего развития.

Реализоваться этот выбор может путем небольших случайных воздействий, которые являются своеобразным «толчком» системы в формировании новых устойчивых структур.

Если принять во внимание этот факт, то становится очевидным, что взаимодействие человека с такого рода системами требует повышенной ответственности, так как человеческое действие и может стать тем «небольшим случайным воздействием», которое видоизменит пространство возможных состояний системы.

Субъект становится причастным к выбору системой некоторого пути развития из возможных.

А так как сам выбор необратим, а возможный путь развития системы не может быть просчитан с большой достоверностью, то проблема ответственности человека за бездумное вмешательство в процесс саморазвития сложных систем становится очевидной.

Сказанное позволяет сделать вывод, что постнеклассическая наука имеет дело с системами особой сложности, требующими принципиально новых познавательных стратегий.

Здесь картина мира строится на основе идей эволюции и исторического развития природы и человека.

Все специальные картины мира, которые формируются в различных науках, уже не могут претендовать на адекватность.

Они становятся лишь относительно самостоятельными фрагментами общенаучной картины мира.

Для изучения и описания саморазвивающихся систем с вариабельным поведением не пригодны статические идеальные модели.

Требуется строить сценарии, включая в них точки бифуркации и возможные пути развития систем.

Это привело к существенной перестройке норм и идеалов исследования.

Осуществить построение идеальной модели уже невозможно без использования компьютерных программ, которые позволяют вводить большое число переменных и цель исторической реконструкции изучаемого объекта.

Следует отметить и еще одну существенную особенность норм и идеалов постнеклассической науки — объяснение и описание исследуемого объекта не может быть ценностно-нейтральным.

В составе объективно истинного анализа будут присутствовать аксиологические факторы, а ориентация на истинность будет соотноситься с этическими и гуманистическими принципами.

По-новому строятся и философские основания постнеклассической науки.

Философия фиксирует зависимость научного познания от социальности и состояния культуры, с ее ценностными и мировоззренческими ориентациями, а также признает историческую изменчивость онтологических допущений, идеалов и норм познания.

Многие особенности философских оснований постнеклассической науки выражены в философии постмодерна.

Типы научной рациональности

Научные революции были одновременно сменой типов рациональности.

Тип научной рациональности — это состояние научной деятельности, представленной как отношение «субъект — средства исследования — объект» и направленной на получение объективной истины.

На разных этапах исторического развития науки, наступающих после научных революций, доминировал свой тип научной рациональности.

Описанным выше научным революциям соответствуют, как считает В. С. Степин, классический, неклассический, постнеклассический типы научной рациональности.

Классический тип научной рациональности

Классический тип рациональности в научной деятельности, понятой как отношение «субъект — средства — объект», выделяет объект в качестве главного компонента указанного отношения.

При этом усилия ученого тратятся на то, чтобы как можно полнее исключить из теоретического объяснения и описания объекта все, что относится к субъекту, средствам и методам познания.

В этом усматривается необходимое условие получения объективного и истинного знания об объекте.

На этапе классического типа рациональности ни ученые, ни философы не учитывают активность субъекта, влияние познавательных средств на процесс познания, а также не осознают социокультурной обусловленности содержания оснований науки.

Неклассический тип научной рациональности

Неклассический тип научной рациональности, в отличие от классического, характеризуется осознанием влияния познавательных средств на объект.

Это влияние учитывается и вводится в теоретические объяснения и описания.

То есть в отношении «субъект — средства — объект» внимание исследователя акцентируется на объекте и одновременно на средствах.

А так как средства познания использует субъект, то начинает приниматься во внимание его активность.

Но по-прежнему не осознается тот факт, что цели науки, определяющие стратегии исследования и способы формирования, выделения объектов, обусловлены мировоззренческими и ценностными установками, доминирующими в культуре.

Постнеклассический тип рациональности

Постнеклассический тип рациональности — это выход на уровень осознания того факта, что знания об объекте соотносятся не только с особенностями его взаимодействия со средствами (а значит, соотносятся и с субъектом, использующим эти средства), но и сценностно-целевыми структурами деятельности субъекта.

Другими словами, признается, что субъект влияет на содержание знаний об объекте не только в силу применения особых исследовательских средств и процедур, но и в силу своих ценностно-целевых установок, которые напрямую связаны с вненаучными, социальными ценностями и целями.

В постклассике социальная жизнь, ее ценности и цели признаны компонентами (явными или неявными) научного знания об объекте, что с неизбежностью перестраивает весь категориальный аппарат философии науки и гносеологии.

Каждый новый тип рациональности «вписан» в соответствующую ему научную парадигму.

Но между ними не существует глубинного разрыва: новый тип не уничтожает прежний, а показывает границы его применимости.

Поэтому, говоря о том, что нынешняя эпоха — это эпоха постнеклассической науки, нельзя «списывать в утиль» прежние типы рациональности: классический и неклассический.

Их методологические приемы, нормы и идеалы научного познания по-прежнему востребованы при изучении объектов небольшой степени сложности, где постнеклассический тип рациональности зачастую оказывается избыточным.

Прогнозируя будущее науки, можно сказать, что статус доминирующего и определяющего принадлежит постнеклассическому типу рациональности.

В эпоху техногенной цивилизации определение стратегии научного поиска с необходимостью должно включать гуманистические ориентиры, т.е. вопросы, связанные с человеком и его жизнью на планете Земля.

Сохранить или поделиться
Вы находитесь здесь:
Все предметы Философия — онлайн курс Научные революции и смена типов рациональности

Онлайн курсы лекций и теория по техническим и гуманитарным предметам, выполнение учебных работ студентам очного, заочного и дистанционного обучения

Написание учебных работ студентам
Написание учебных работ студентам